КОКАИНИЗМ

КОКАИНИЗМ
КОКАИНИЗМ, привычное употребление кокаина в целях достижения даваемого им своеобразного состояния повышенного самочувствия (кокаинного опьянения). В современном культурном мире К. представляет сравнительно недавнее явление, хотя среди туземцев Южной Америки привычка жевать листья кока существовала еще до открытия Америки европейцами. Первые сообщения о случаях патол. привыкания к кокаину появились в медицинской прессе в 80-х гг. 19 в. и относились к лицам, к-рым кокаин впрыскивался под кожу в целях облегчения отвыкания от морфия. Наблюдения над такими случаями, дававшими очень тяжелую картину осложнения одной наркомании другой, вызвали во врачебных кругах быструю реакцию и привели к отказу от пользования кокаином при лечении морфинистов. В результате с начала 90-"х гг. число морфино-ко-каинистов стало резко сокращаться. В первом десятилетии 20 в. К. был сравнительно редким явлением; однако уже в 1912—13 гг. во франц. мед. прессе появились новые сообщения о распространении в Париже среди монмартрской богемы и проституток нового способа употребления кокаина—нюхания. Одновременно такие же случаи были отмечены в американской армии. К несколько более раннему периоду (1902) относится известие о распространении К. как замены опиофагии; в Индии кокаин клали на язык, жевали с какими-нибудь примесями или принимали внутрь. Мировая война принесла с собой значительное распространение привычки нюхать кокаин; последняя почти эпидемически, особенно с 1916 г., распространяется во многих государствах Европы и 29(> Америки как в армиях, так и среди гражданского населения. Послевоенная экономическая депрессия благоприятствовала К., и 191823 гг. были во всех культурных странах, особенно в Германии, эпохой наибольшего расцвета К. В СССР он наблюдался как массовое явление также во второй половине войны преимущественно среди офицеров царской армии и спекулянтов, а во время послевоенной разрухи и первых лет революции сильно распространился среди остатков буржуазии, особенно—-старого дворянства, артистической богемы, а также и среди различных деклассированных элементов общества, в том числе беспризорных подростков и детей. Известное значение для развития К. имели недостаток или отсутствие алкоголя, толкавшие любителей опьянения именно к этому, легко тогда добывавшемуся, портативному наркотику (многие однако сочетали одновременное употребление обоих этих ядов, и одно время в тайных притонах очень популярна была водка с примесью кокаина). Принятие решительных мер против торговли кокаином и одновременно с этим отмена запрещения спиртных напитков лишили К. почвы в СССР, и с 1923 г. он резко идет на убыль. Точных цифровых данных о развитии К. нет. По статистике Бонгеффера (Bonhof-fег) на 1.000 поступлений в Берлинскую психиатрическую клинику приходилось кокаинистов: в 1913 г.—1,75, в 1914 и 1915 гг.— 0, в 1916 г.—1,25, в 1917 г.—1,5, в 1918 г.— 3, в' 1920 г.—7,5, в 1921 г.—10,0, в 1922— 1923 гг.—6,25—7,0, в 1924 г.—13,0. Аналогичные цифры дает статистика поступлений в Венскую клинику. В Париже было произведено арестов за тайную торговлю кокаином: в 1916 г.—21, в 1917 г.—52, в 1918 г.—82, в 1919 г.—69, в 1920 г.—157, в 1921 г.— 212, в 1922 г. (только за 9 месяцев)—187. В 1920 г. там было конфисковано 70 кг кокаина. Относительно СССР к сожалению имеется мало даже таких косвенных данных.— Распространение К. среди беспризорных детей началось в СССР в 1919 году и достигло своего апогея в 1924 г., когда каждое из специальных учреждений для таких детей имело не менее 2% привычных кокаинистов, число же случайных его потребителей в них по разным данным достигало 8—15% всего количества интернированных. Затем началось быстрое падение этой волны, и в 1926— 1927 гг. дети-кокаинисты представляли уже редкое явление (см. также Интоксикационные психозы).—Кокаинисты нюхают кокаин обыкновенно сообща: чаще всего для приема его они собираются тесными группами на квартирах, в ночных притонах и даже (в 1920—23 гг.) в развалинах домов. Обыкновенно порошок небольшими порциями насыпают на ногтевое ложе и вдыхают в нос. Картина острого опьянения кокаином у разных лиц в зависимости от их индивидуальности, а также от способа употребления, довольно разнообразна, хотя из нее можно все-таки выделить ряд типических черт. Иоель и Френкель (Joel, Fraenkel) делят все течение кокаинового опьянения на 3 фазы: 1) эйфорическую, 2) опьянения в собственном смысле и 3) депрессивную. Э й - форическая фаза характеризуется повышенной активностью, чувством избытка сил и приподнятым веселым настроением. В этой фазе кокаинист чувствует потребность безостановочно двигаться и говорить, причем его возбужденное поведение делает его минутами очень похожим на подвыпившего. Однако в отличие от алкогольного опьянения здесь мышечная сила, выносливость и работоспособность некоторое время оказываются объективно повышенными, что может быть объясняется ослаблением неприятных мышечных ощущений, сигнализирующих обычно начинающееся утомление. Нек-рые испытывают при этом своеобразное чувство парения, необыкновенной легкости своего тела, как бы бестелесности—обстоятельство, вероятно также связанное с ослаблением мышечного чувства. Течение интелектуальных процессов характеризуется устранением действующих в-нормальном состоянии задержек; отсюда—с одной стороны легкость течения мыслей, а с другой—ослабление внимания и повышенная отвле-каемость; речь и письмо кокаинистов оказываются малосвязными, полными отступлений и противоречий. Эйфория усиливается благодаря повышенной деятельности, фантазии; возникающие в воображении зрительные образы легко принимают особую яркость и выпуклость; это обстоятельство в сочетании с повышенной возбудимостью слуха дает кокаинисту ощущение обострения всех его чувств.—Резкой границы, отделяющей эйфорию от следующей за ней фазы опьянения, нет, и смена одной другой происходит постепенно. Решающими здесь являются: 1) изменение настроения и 2) появление галлюцинаций. Настроение делается напряженным и окрашивается растущим аффектом страха, к-рый питается все возрастающей возбудимостью аппаратов органов чувств и склонностью к преобразованию действительных восприятий в иллюзорные: легкий скрип превращается в грохот, гудок проезжающего мимо автомобиля—в военные сигналы, подставка для платья принимает человеческие формы и пр. В результате изменяется вся аффективная установка опьяненного кокаином по отношению к внешнему миру: ему кажется, что все взгляды обращены на него, о нем шепчутся, его высмеивают. В то время как, находясь в эйфории, кокаинист стремится привлечь к себе внимание, в фазе опьянения он всячески старается ускользнуть от людских взоров. Галлюцинации у кокаинистов могут развиваться во всех областях чувств, но чаще всего они носят характер слуховых: звуки шагов, свист, гудки автомобилей, шопот или громкие голоса, произносящие неприличные слова, угрозы, ругательства, и пр. Нередки и зрительные галлюцинации, хотя они здесь не так часты, как при белой горячке. Эрленмейер (Erlenineyer) обратил внимание на часто присущий им микроскоп. характер и множественность; так напр. на белом фоне (например простыне) кокаинисты преимущественно видят многочисленные движущиеся черные точки, принимая их обыкновенно за мелких насекомых. Иногда однако они видят и крупные, чаще всего 29» возбуждающие ужас или имеющие сладострастный характер объекты: мертвые головы, голых женщин, акт coitus'а и проч. Патогыомоничными для К. считаются известные у французов под названием признака Маньяна осязательные галлюцинации: ощущение находящихся под кожей, иногда подвижных инородных тел. Изредка наблюдаются и галлюцинации обонятельные, вкусовые. Обыкновенно все эти разнородные обманы чувств быстро объединяются в единые и тем "более яркие и йластические восприятия, усиливающие до крайнего предела первоначально безотчетное и бесформенное чувство страха и заполняющие все сознание быстро растущим и систематизирующимся бредом преследования. Ужас, возбуждаемый всеми этими переживаниями, и непрерывное ожидание нападения, ареста и пр. иной раз приводят кокаиниста к опасным насильственным действиям: он может начать стрельбу по кажущимся преследователям, ударить первого встречного и т. п. Конечно в этом периоде интелектуальные процессы страдают уже значительно (резко слабеют внимание и память, мышление становится бедным и бессвязным и пр.); однако интересно, что все-таки ориентировка в месте и во времени редко исчезает совершенно и почти всегда сохраняются следы критического отношения к бредовым переживаниям, как к чему-то ненастоящему, >как ко сну,—нечто похожее на схизофреническую двойную ориентировку.—Когда возбуждение истощается, наступает третья и последняя фаза кокаинного опьянения—д епрессивная, по Иоелю и Френкелю (правильнее было бы назвать ее фазой истощения). Она характеризуется состоянием крайнего утомления и полного безволия при невозможности заснуть, причем упадок всякой активности может доходить почти до полного ступора: кокаинисту иной раз трудно даже бросить на пол находящийся в руке окурок папиросы. Интелектуально этому периоду соответствует полное отсутствие мыслей и неспособность соображать. Только спустя продолжительное время это парадоксальное сочетание крайнего истощения и бессонницы сменяется наконец сном. Настроение, соответствующее этой фазе, у разных кокаинистов индивидуально различно: у одних оно скорее безразличное, у других же глубоко угнетенное—вполне аналогично алкогольному похмелью,—вплоть до покушения на самоубийство. Симптомы К. довольно многообразны. Со стороны двигательной системы отмечаются дрожание *и повышенная общая мышечная возбудимость. Особенно характерны своеобразные движения в лицевой мускулатуре, преимущественно в жевательных мышцах; наблюдается также склонность к подергиваниям и хореоподобным движениям в разных частях тела, а иногда й настоящие эпилептиформные судороги. Малые дозы кокаина повышают сухожильные рефлексы, большие — ослабляют их; у хронич. кокаинистов они обыкновенно повышены.— Что касается чувствительности, то по отношению к болевым раздражениям она обыкновенно оказывается ослабленной, осо- бенно у лиц, впрыскивающих себе кокаин,—■ иногда почти до полной анальгезии. Очень часты парестезии, особенно—жжения, ползания и зуда, преимущественно в пальцах рук, кончике носа, ушах и затылке. Кокаин повидимому несколько обостряет слуховые ощущения; по отношению к зрительным он, наоборот, уменьшает ясность и отчетливость периферического зрения и может быть увеличивает длительность последовательных изображений. Из отделов ве-гетативнойнервной системы кокаин возбуждает систему симпат. нерва, обусловливая расширение зрачков, увеличение глазной щели и нек-рый экзофтальм. Очень характерным и ценным в диагностическом отношении симптомом кокаинного опьянения является профузный холодный пот. Половое чувство у женщин под влиянием кокаина усиливается; у мужчин же при повышенной возбудимости половая сила оказывается значительно пониженной, вплоть до полной неспособности к эрекции. У многих кокаинистов в состоянии опьянения наблюдается склонность к половым извращениям, особенно к актам гомосексуализма. Вряд ли такая склонность вызывается самим кокаином; вероятнее он просто устраняет псих, задержки к проявлению существовавших и ранее, но остававшихся скрытыми влечений. Из прочих соматических симптомов большое диагностическое значение имеют нередко отмечаемые у нюхальщиков кокаина некротические изменения слизистой оболочки и хрящевой перегородки носа вплоть до искривления и прободения последней. В некоторую связь с этим можно поставить наблюдаемое у кокаинистов притупление обоняния и вкуса. Дыхание и пульс у отравленных кокаином несколько учащаются; у нек-рых развивается и сердцебиение, сопровождаемое ощущением сжимания в груди; кровяное давление благодаря сужению сосудов повышается; по той же причине кожа делается анемичной: особенно бросается в глаза бледное, покрытое потом лицо. В состоянии опьянения нередки поносы, сменяющиеся у хронических кокаинистов запорами. Слюноотделение и секреция желудочного сока сокращаются, что ведет к понижению и даже к полному уничтожению чувства голода не только в состоянии опьянения, но и довольно долго после него. Наконец сон обыкновенно длительно расстраивается и с трудом поддается действию лишь сильных снотворных.—Из пат.-анат. находок можно отметить быстрое наступление трупного окоченения, отечность и гиперемию большинства внутренних органов, геморагии и тромбозы, преимущественно мелкие, в сосудах легких и особенно мозга; отмечались также дегенеративные изменения в ганглиозных клетках мозга, нервных волокнах и паренхиматозных клетках печени и почек. Кокаин не обусловливаетщодобно морфию, хим.-физиол. привыкания организма к яду, благодаря чему воздержание от него дается значительно легче, чем от морфия.Привычка к кокаину—почти исключительно психическая и обусловливается с одной стороны ослаблением воли, а с другой—все возра- стающим влечением к уже много раз испробованному возбудителю. Тем не менее хрон. потребление кокаина оказывает на кокаиниста чрезвычайно пагубное действие и ведет его психику к быстрому упадку. Кокаинист эмоционально тупеет и морально деградирует, в результате чего быстро опускается, забывает свои общественные и семейные обязанности, тащит и продает без разбора свои и чужие вещи, совершает растраты, лишь бы достать желанный порошок. Следом за моральной наступает и интелекту-альная деградация: исчезают интересы, слабеет память, понижаются творческие способности и даже элементарная сообразительность. Иной раз развиваются и настоящие длительные психозы: наиболее легкой формой является сохранение и в промежутках между приемами кокаина неопределенного страха перед людьми и мыслей о преследовании; у некоторых кокаинистов острые галлюцинаторные состояния, характерные для вышеописанной второй фазы, затягиваются на б. или м. длительные периоды—до 1—2 недель; в отдельных случаях развивается и форменный затяжной б. или м. систематизированный бред преследования, обыкновенно в сопровождении слуховых галлюцинаций. Наконец изредка наблюдаются картины, напоминающие Кор-саковский психоз или прогрессивный паралич (кокаиновый псевдопаралич).—П р е д -сказание надо считать плохим при наличии у кокаиниста сколько-нибудь резко выраженных психопатических особенностей, особенно если к тому же потребление кокаина началось давно и происходит без перерывов. Случайные кокаинисты, которые начали злоупотреблять наркотиком из стремления к подражанию и вследствие слабости воли, нередко без особенного труда бросают не успевшую еще укорениться у них привычку. Борьба с К. по существу сводится к борьбе с наркоманиями вообще и должна иметь гл. обр. соц.-профилактич. характер. Помимо мер сан.-просветительных здесь на первом месте надо поставить абсолютное запрещение торговли кокаином, борьбу с контрабандным его получением и с притонами, служащими для нюхания, а также и с недобросовестным использованием права на выписывание кокаина по рецептам. Лечение индивидуальных случаев должно обязательно производиться в закрытых лечебных учреждениях психиатрического типа. Т. к. отвыкание от кокаина не дает тяжелых явлений абстиненции, то его отнимают всегда сразу. Обыкновенно уже через несколько дней кокаинист начинает чувствовать себя сравнительно хорошо и делается доступным психотерапевтич. воздействию. Так как даже в легких случаях К. обыкновенно обязан своим возникновением наличию у пациента тех или иных психопатических свойств, то дальнейшее лечение, требующее в среднем 2—3, а иногда и больше месяцев, должно сводиться к систематическому перевоспитанию личности кокаиниста, возбуждению у него интелектуальных и эстетических интересов, укреплению его воли, привитию ему здоровых социальных и трудовых навыков. Лит.: Аронович Г., Наблюдения и впечатления среди кокаиноманов, Научн. мед., 1920, № 6; Дубрович В., Клиническая картина кокаинизма в детском возрасте, Вопросы наркологии, в. 2, М., 1927; 3 и м а н Р., О кокаинизме у детей, ibidem, в. 1, 19 26; Кутании М., К вопросу о психозах отравления—хронический кокаинизм, Труды Психиатр. клин. Имп. моек, ун-та, т. III, М., 1*916; Р а-п о п о р т А., Кокаинизм и преступность (Преступник и преступность, сб. 1, М., 1926); Терешко-в и ч А., Наркомания и преступность, Совр. псих. 1927, №2; С о u r t о i s-S и i f i t et dirouxE., La cocaine, P., 1928; Joel E. u. Fraenkel F., Der Cocainismus, В., 1924 (также в Erg. d. inn. Med., Band XXV, 1924) ;M a i e r H., Der Cocainismus, Lpz., 1926; P i о и f f 1 e H.,*Les psvcboses cocaini-ques, P., 1919; V a 1 1 о n C.etBessiere 11., Les troubles mentaux d'origine cocamique, L 'Encephale, 1914, № 2. См. также лит. к ст. Интоксикационные психозы и Кокаин.                                        II. Зиновьев. НОККИ, микробы, имеющие форму шарика. От типичной шарообразной формы нередки уклонения: заострение одного из полюсов вплоть до образования ланцетовидных форм, эллиптические формы и др. (см. рисунок). Величина К. колеблется в довольно

1— кокки; 2—диплококки; з—стрептококки; 4— тетракокки; 5-сардины; 6—стафилококки.

широких пределах, причем к этому классу принадлежат наиболее мелкие представители бактерий; величина стафилококка—ниже 1 (диаметр 0,6—1,2 /л), пневмококка— 0,5—1,0 ,мх0,5—1,5 /л; наряду с этим встречаются кокки, достигающие до 5 в диаметре. Размножение К. происходит посредством деления. Если это деление происходит только в одном направлении и образующиеся кокки остаются связанными между собой, то получается нить из шариков в виде ожерелья. Такие формы известны под именем цепекокков или стрептококков. Группы из двух К. называются диплококками. При делении, чередующемся в двух взаимно-перпендикулярных направлениях, возникают группы кокков, носящие название те-тракокков, если образуются сочетания из четырех микробов; группы, состоящие из многих особей, называются мерисмопедиями. При правильном делении в трех взаимно-перпендикулярных плоскостях образуются группы клеток в виде б. или м. объемистых пакетов; такие формы называются сарцина-ми. Наконец, делясь без особого порядка в различных направлениях, кокки образуют группы особей, напоминающие собой виноградные грозди; такие формы называются стафило- или гроздекокками. Спор кокки обычно не образуют; споры описаны лишь у очень немногих видов, напр. у Sarcina ureae. К. обычно неподвижны и в соответствии с этим лишены жгутиков; лишь у немногих видов имеются жгутики (Micrococcus agilis, Sarcina ureae). Согласно классификации бактерий, принятой Комитетом характеристики и классификации Американского общества бактериологов (Bergey), К. коклюш объединены в семейство Соссасеае, состоящее из следующих родов: Neisseriae, Strep-tococcaceae и Micrococcaceae. К Neisseriae относятся Neisseria gonorrheae (гонококк), N. intracellularis (менингококк) и другие, к Streptococcaceae—Dip lococcus (пневмококк), Streptococcus (гноеродный стрептококк)и др.; к Micrococcaceae—Staphy lococcus (St. aureus), Micrococcus (M. cere^is) и др. Важнейшие патогенные К.: гноеродные стрептококки и стафилококки, пневмококк, менингококк, гонококк, энтерококк, микрококк и др. Многие К. носят особые названия, частью имеющие только исторический интерес. Таковы галактококки (К., выделенные из гноя при мастите), иодококки— большой и малый (нормальные обитатели полости рта, выделенные из зубного налета и характеризующиеся особым отношением их колоний к раствору иода в йодистом калии), кокки Пастера (выделены им при бешенстве), лактококки (белые К., выделенные из молока и родственные гноеродному микрококку), лимфококки Дюфужере (Du-fougere), выделенные им в случаях элефантиазиса, трахомные кокки и т. п. Отдельного упоминания заслуживают кокки, схожие с теми или иными патогенными К., но не обладающие патогенностью; таковы го-нококкоподобные К. (см. Гонококк), псевдоменингококки (см. Менингококк) и т. п. Лит.: Омелянский В., Основы микробиологии, Л., 1926; Rippe 1 A., Vorlesungen iiber theoretische Mikrobiologie, В., 1927. В. Любарский.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Смотреть что такое "КОКАИНИЗМ" в других словарях:

  • кокаинизм — а, м. cocaïnisme m. Болезненное пристрастие к кокаину как наркотическому средству; вид наркомании. БАС 1. Миллионы затрачиваются если не на производство, то на рекламу препаратов.. в действительности не только подрывающих здоровье, но развивающих …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • КОКАИНИЗМ — наркомания, вызванная употреблением кокаина …   Большой Энциклопедический словарь

  • КОКАИНИЗМ — КОКАИНИЗМ, кокаинизма, мн. нет, муж. Психическое заболевание вследствие хронического отравления организма кокаином (мед.). || Пристрастие к кокаину, как наркотическому средству (разг.). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • кокаинизм — сущ., кол во синонимов: 1 • наркомания (19) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • кокаинизм — один из видов наркомании болезненное влечение к употреблению кокаина. Новый словарь иностранных слов. by EdwART, , 2009. кокаинизм болезненное влечение к употреблению кокаина, один из видов наркомании Большой словарь иностранных слов.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • кокаинизм — а; м. Болезненное пристрастие к кокаину один из видов наркомании. * * * кокаинизм наркомания, вызванная употреблением кокаина. * * * КОКАИНИЗМ КОКАИНИЗМ, наркомания, вызванная употреблением кокаина (см. КОКАИН) …   Энциклопедический словарь

  • кокаинизм — (cocainismus; син.: кокаиномания, наркомания кокаиновая) наркомания, при которой предметом пристрастия служит кокаин …   Большой медицинский словарь

  • Кокаинизм —         один из видов наркомании (См. Наркомания), проявляющийся в болезненном, неудержимом влечении к употреблению Кокаина. Единичные случаи К., развившегося после лечебного применения кокаина, впервые были описаны в 80 х гг. 19 в. Как… …   Большая советская энциклопедия

  • Кокаинизм — I Кокаинизм форма наркомании, при которой предметом пристрастия является кокаин, см. Наркомании. II Кокаинизм (cocainismus; син.: кокаиномания, наркомания кокаиновая) наркомания, при которой предметом пристрастия служит кокаин …   Медицинская энциклопедия

  • Кокаинизм — м. Болезненное пристрастие к кокаину как наркотическому средству. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»